Российский биатлон к работе в середине олимпийского цикла приступил с новым президентом и новыми тренерами. Пока не подошли первые результаты, слушаем обещания и пытаемся понять видение дальнейшей жизни нашего биатлона президента Виктора Майгурова. Совсем не новичка в руководящих структурах даже международного биатлона.

фото: Наталия Губернаторова

«В ближайшие два года основные задачи таковы: конечно же, подготовка к Олимпиаде, финансовая стабилизация и развитие биатлона в регионах. Даже не на два года, а на шесть лет», – заявил Виктор Майгуров, заодно обозначив и свое намерение не покидать пост после Олимпийских игр, после новых выборов. Владимир Драчев стал первым главой СБР за всю историю российского биатлона, не отработавшим до традиционных выборов, ведь его полномочия истекали только в 2022 году. Но теперь те же полномочия в те же сроки истекут для Виктора Майгурова.

Сначала о прогнозах, это самое легкое. Виктор Майгуров считает, что Логинов сможет побороться за победу в общем зачете Кубка мира. «Если говорить про фаворитов сезона, то это, естественно, Йоханнес Бё, молодые французы Кантен Фийон Майе, Эмильен Жаклен, Симон Дестье и, конечно, Александр Логинов. У женщин все не так предсказуемо. Много амбициозных спортсменок, способных на победу в общем зачете. Рассчитываю на сегодняшний состав сборной. Не буду заявлять, что кто-то из наших девушек будет бороться за Большой хрустальный глобус, но нервы лидерам они попортят».

Нервы – это святое. «Прощай, любимый биатлон!», – такой способ расстаться с должностью Владимиру Драчеву представился наиболее элегантным. Хотя биатлон, конечно, был, есть и будет в его жизни. Не будет в нем кресла начальника. Депутат Госдумы за сутки до выборов от него отказался сам. И в сообщении о том, что складывает с себя полномочия президента, так и сказал: «Граждане Российской Федерации поддержали предложенные поправки к основному закону страны, а поскольку мы представляем их интересы в Государственной Думе, то должны сейчас полностью сосредоточиться на работе». Как смог, так и объяснил. Мог бы, конечно, как-то и ловчее это сделать, но не сложилось.

Этот, простите за выражение, управленческий кризис, который привел к досрочной отставке Драчева (противостояние с правлением по любому поводу), совсем не новость в нашем спорте. То ли в нем много ложно понятой демократии, то ли людей, которым надо решать какие-то свои интересы. Один руководитель меняет другого, обещаний – моря, а на выходе – все та же беспросветная лужа. Легкая атлетика и биатлон – лидеры по попыткам ее закопать.

«И – ладно», – подумали многие перед новыми выборами президента СБР без альтернативы. Потому что длительная карантинная возня вокруг должности утомила всех. Да и президентов организации за последнее время мы видели много, но ни один не оказался успешным. А скандалов было – так просто завались, прямо со стыда сгореть. А никто не сгорал. И снова освободившееся место оказывалось для кого-то желанным.

Новый президент Виктор Майгуров взял нынче хозяйство, которому не позавидуешь. Если телеграфным способом, то: IBU в декабре 2017 года ограничил СБР в правах. Россия заявляет биатлонистов на соревнования, но лишена права выдвигать своих кандидатов на руководящие посты IBU, не может и проводить международные соревнования. СБР необходимо выполнить 12 критериев для восстановления, среди которых есть и финансовые обязательства. Кстати, при бывшем президенте Драчеве из 12 было выполнено 10 критериев. Это констатировал президент ОКР Станислав Поздняков.

Самый насущный и болезненный вопрос дня для нашего биатлона – денежные штрафы IBU. Уже сегодня – минимум 300 тысяч евро. «Сумма от нас не зависит, – говорит Виктор Майгуров. – Было бы неплохо зафиксировать финальную сумму. Тогда мы сможем поставить финальную точку, чтобы закрыть критерии». Но деньги – это вопрос попечительского совета, который Майгуров обещал, еще только идя на выборы. Возглавить его должен министр строительства и ЖКХ Владимир Якушев, много лет входивший в правление СБР. 

И наладить связи с IBU, решив сначала денежный вопрос, – тема наиглавнейшая для СБР. В одном из интервью Майгуров вспомнил, как был первым вице-президентом международной организации, когда у власти находился Андрес Бессеберг. «Я не был ограничен теми или иными полномочиями. А последние полгода работы в организации, когда Андерс Бессеберг был отстранен, по факту возглавлял IBU, готовил проведение конгресса, проводил заседания исполкома, рассматривал различные документы. Вот этот опыт, который я получил в IBU, хотел привнести в деятельность Союза биатлонистов России».

Про Бессеберга, правда, сейчас многим помнится лишь одно: он оказался под следствием по обвинению в коррупции. Но опыт работы Майгурова в IBU очень должен, конечно, пригодиться. Вопрос восстановления СБР в правах имеет градус повышенной актуальности. Кстати, в биатлон Росси вернулся Александр Пак. Он много лет был в правлении СБР, занимал должность заместителя исполнительного директора, к которой и пришел снова. Во времена Драчева исполнительным директором СБР был Сергей Голиков, с которым президент отчаянно выяснял отношения, что вылилось в приостановку полномочий директора. (Голиков тогда в долгу не остался и обвинил Драчева в нецелевом расходовании бюджетных средств. В свете «мирного» перехода власти эта история, видимо, рассосалась).

«Обсуждал ли я возвращение Пака в СБР с Еленой Вяльбе? (Александр Пак последнее время работал в ФЛГР. – ред.) Не обсуждал, хотя, наверное, надо было, – посомневался Виктор Майгуров, отвечая на вопросы журналистов. – Также Пак, скорее всего, войдет в состав комиссии по восстановление статуса СБР в IBU».

И, вспомнив о лыжах, Виктор Майгуров не смог не порассуждать о взаимодействии с коллегами: «Пневматическое стрельбище может быть при любом отделении лыжных гонок: стоит лишь ввести одну-две ставки тренера по биатлону, и спортсмены могут какое-то время заниматься параллельно двумя дисциплинами. Не вижу в этом проблемы. Все мы вышли из лыжных гонок. Кроме Александра Легкова, который начинал в биатлоне».

Поработав на новом посту неделю, президент понял, что без помощника не обойтись, «даже работая в формате 24/7». И им станет хорошо известный Владимир Барнашов, бывший тренер сборной России: «Барнашову будет поручено координирование программы развития биатлона в России. В СБР 52 региона, а недавно мы приняли еще две организации – федерации Тамбовской и Амурской областей. Работы станет еще больше, причем ко всем нужен подход. Потому что неправильно развивать все федерации по одному лекалу».

Отбор спортсменов в команду – это вечный спор. «Я бы формировал составы на первые три этапа Кубка мира и IBU из тех ребят, что находятся у нас в составе сборной на централизованной подготовке. После проведения трех этапов спортсмены, выполнившие определенные критерии, продолжают работать в сборной. Кто их не выполнил, тот будет заменен на биатлонистов, которые выступают на внутренних стартах. Подчеркну, что это мое мнение. Финальное решение будет принято на тренерском совете СБР в рамках чемпионата России-2021».

Судя по нынешней атмосфере полного взаимопонимания в новом-старом правлении СБР (вместе с Драчевым ушли и его соратники: Сергей Чепиков и Сергей Тарасов), так оно, видимо, и будет. Хотя вопросы к такой форме отбора, конечно, есть. Начиная с того, что за критерии, будут ли исключения для лучших биатлонистов из общего зачета Кубка мира, и заканчивая, например, совсем простым: а кто вообще будет принимать решения? Старшие тренеры Михаил Шашилов и Юрий Каминский или одобренный правлением на должность главного тренера Валерий Польховский?

О Польховском (чья кандидатура еще должна быть утверждена в министерстве спорта), новый президент СБР говорит так: «Главный тренер будет координировать работы старших тренеров команд А и Б, а также юниорской сборной. Еще будет контролировать работу нашего сервиса. Валерий Николаевич будет просчитывать логистику, организацию тренировочных сборов, анализировать тренировочные планы старших тренеров. Слышал, что у многих есть опасение относительно работы тренерского штаба во главе с Польховским, но я уверен, что все смогут спокойно сработаться».

Кадры решают все, поэтому хочет президент вернуть на централизованную подготовку Татьяну Акимову – направить в Центр спортивной подготовки ходатайство о ее включении в расширенный состав. О Дмитрии Малышко, который также не попал на централизованную подготовку и вообще может закончить карьеру, Майгуров сказал: «Дорога в сборную для него не закрыта. Я тоже последние 3–4 года карьеры работал вне национальной команды, но в зимнем сезоне попадал в состав сборной благодаря высоким результатам».

* * *

И о погоде. «Еще одна задача, которую я ставлю для себя, – говорит новый президент СБР, – это проведение образования в плане общения спортсменов и тренеров с прессой. Нам вполне по силам, чтобы все вопросы решались внутри организации, а не выносились за пределы команды и федерации».

Источник