Что нужно знать русским людям, которым хочется поучиться в Швеции, что такое студенческий заем и почему все преподаватели и студенты в стране друг с другом на «ты»

текст: Яна Пчелинцева

Архитектурный институт в Стокгольме© Åke E:son Lindman

Высшее образование в Швеции в целом не слишком отличается от европейского, поскольку Болонская система сравняла всех. Тем не менее здесь есть и свои особенности, которые покажутся непривычными для тех, кто приезжает в шведские университеты из России.

Несколько россиян — студентов и преподавателей — рассказали Яне Пчелинцевой о своем опыте высшего образования в Швеции.

Текст продолжает совместный проект COLTA.RU с официальным сайтом Швеции на русском языке Ru.Sweden.Se — «Например, Швеция».

В вуз без спешки

В России поступление в университет сразу после школы — это естественное продолжение образования. А вот для шведов это как раз нетипично. Большинство выпускников гимназий, то есть учреждений среднего образования, вовсе не торопятся в вуз, а предпочитают вместо этого провести несколько лет, самоопределяясь.

— Двадцатилетних студентов в Швеции очень мало, у нас в институте их нет вообще, все старше. Master's (магистерская степень по Болонской системе) делается здесь ближе к 30, а средний возраст аспирантов, тех, кто готовится к получению PhD, — уже лет 35–40, — говорит Василий Ситников, аспирант Архитектурного института в Стокгольме. — После школы все хотят попутешествовать, посмотреть мир. Многие живут в другой стране, подрабатывают, учатся на коротких курсах, занимаются волонтерством. А потом уже возвращаются и в какой-то момент поступают в университет. Если посчитают нужным.

Таким образом, шведы выбирают учебу осознанно и потом также сознательно реализуют эту возможность. И, конечно, этих взрослых людей в университете никто не берется насильственно направлять. Все считается достойным проверки, апробации. За всем стоит только интерес самого студента, а не преподавателя. В университетах царит атмосфера абсолютного равноправия. Все называют друг друга по имени и на «ты». Это только подчеркивает принципиальное равенство: здесь каждый будет услышан, позиция каждого принята к сведению.

Система

К Болонской системе образования, включающей две ступени подготовки, Швеция подключилась с 2007-го. Бакалавра здесь получают через три года, магистра — через год или два: все зависит от университета и от конкретной программы. Для тех, кто хочет построить карьеру исследователя или университетского преподавателя, есть докторантура — диссертацию в Швеции пишут четыре года, и все это время докторант получает зарплату, а не стипендию.

Происходит все это так.

— Поступая в университет, студенты сначала записываются на обучающую программу — этот момент сопоставим с выбором факультета в России. На бакалавриате они слушают три обязательных полугодовых цикла по специальности. А в оставшиеся три семестра уже получают некоторую свободу: студент набирает только такие курсы, которые нужны для его будущего дипломного проекта и карьеры, — рассказывает Юлия Градскова, исследователь и преподаватель из Стокгольмского университета.

При этом совершенно не обязательно выбирать только курсы, которые предлагает твой департамент или даже твой университет. В Швеции есть единая цифровая база курсов по всем вузам. В ней можно узнать содержание курса, формальные требования, навыки, необходимые для такого обучения, и количество «кредитов», которые получит студент (это отчасти похоже на наши «зачетные единицы»: для разных уровней обучения нужно составлять программы на определенное количество баллов). Но даже если студент подходит по всем формальным требованиям, на курс его могут не принять из-за большого спроса, а только поставить «в очередь». Подать заявку можно на любое количество курсовых модулей, самое главное — в итоге набрать нужное число «кредитов».

— К началу семестра ты должен определиться, какие курсы ты берешь. Скажем, я учусь по гранту Шведского института, и в этом семестре мне нужно набрать четыре курса, потому что именно столько оплачивает грант. В разных вузах и на разных этапах количество модулей различается: где-то их больше, где-то меньше, все зависит от «стоимости» модуля (это может быть 15 «кредитов», а может и 30). Твой департамент в университете иногда рекомендует тебе взять один-два курса по прямой специальности, а остальное — выбирай уже сам, — рассказывает Дарья Софина, магистрантка Стокгольмского университета.

— Все построено на интересе студента. Тебе с радостью дадут все возможные знания, но нужно понимать, что тебе нужно. Иногда, особенно для редких и непопулярных специальностей, где нет потока студентов, это превращается в проблему, потому что многие так и не могут решить, что им делать с учебой, — говорит Маша Сандомирская, выпускница Лундского университета.

При этом, с точки зрения российского студента, учеба в шведском вузе может показаться халявой. Аудиторных занятий — лекций и семинаров — не так уж много. Бывает, что учащийся приходит в университет только два-три раза в неделю. Мы привыкли к тому, что «отсидел на парах — свободен», потому что пары могут длиться с утра и минимум до обеда, а то и до вечера: образовательные стандарты в России предусматривают существенную аудиторную нагрузку.

В Швеции все слегка иначе. Студенты здесь тоже должны проводить за учебой 40 часов в неделю, но в основном в форме самостоятельной или групповой работы: это чтение, написание эссе, совместные исследовательские и учебные проекты.

— Наверняка лекций у бакалавров побольше, чем у магистрантов, но у нас их было совсем мало, — замечает Дарья. — При этом удобно, что курсы идут сразу в комплекте с семинарами: тебе не читают два месяца лекции на всех курсах, а потом ты за неделю должен подготовиться к семинарам и зачетам по всем направлениям. Пара лекций — и сразу семинарские занятия, причем в разных форматах. Очень ценится групповая работа: например, нам раздают разные роли в команде, и задачи мы решаем вместе. Это очень помогает при осмыслении материала.

Думай сам

Для шведов все это неудивительно: в стране настоящий культ коллективности. Многие решения принимаются здесь совместно, а значит, и обсуждаются коллегиально. Отсюда любовь к совещаниям, дискуссиям, командной работе и у студентов, и у сотрудников вузов.

Самостоятельные занятия сосредоточены в библиотеках. Это настоящие центры знаний, куда студенты ходят с удовольствием. Для шведских студентов сидение в библиотеке — совершенно нормальное времяпрепровождение, особенно у гуманитариев. К каждому курсу тебе предложат список литературы, из которого нужно начитать определенное количество страниц.

Кстати, и здесь у студента есть выбор: ты можешь подумать сам, на каких источниках сосредоточиться, вносить изменения в предложенный список, предлагать собственные источники. Прочитанное потом обсуждается с преподавателем или описывается в так называемых критических эссе — так что студенты, которые приезжают учиться в Швецию из России, сталкиваются с незнакомым им форматом. Преподаватель просит не только прочитать и понять научную статью, но и сформулировать замечания к ней, поспорить с автором, привести контраргументы. Часто зачет или экзамен по курсу проходит именно в таком виде. А оценка за итоговую работу по курсу может складываться из собственно твоей работы и твоего оппонирования однокурснику.

Для магистратуры именно в самостоятельных исследованиях и обсуждении их с профессором, по большому счету, и заключается высшее образование. Причина кроется в подходе, совершенно ином, нежели в России. Высшее образование должно дать не столько профессиональные навыки, сколько умение осмыслять и критически оценивать информацию и знания.

— Критический подход — вот ради чего люди приходят в университет. Мы постоянно говорим об этом в преподавательском кругу, в соответствии с этим выстраивается вся программа. Это идеал, в этом главный смысл всего образования, — поясняет Юлия Градскова.

— Здесь никто не проверяет, насколько ты действуешь согласно формальным правилам — прочитал ты весь список литературы или нет. Важно, сколько ты взял из него для самого себя. Продемонстрируй, как ты смог это осмыслить. Интерпретируй прочитанное, используй в качестве аргументации, сравни с сегодняшним днем. Не заучивай, а думай. К этому было непросто привыкнуть, — говорит Дарья Софина.

На технических или естественно-научных специальностях необходимо больше аудиторных и лабораторных занятий, но и там процент индивидуальной и групповой работы над проектами очень велик.

Между преподаванием и наукой

Для преподавателей принципиально следить за тем, чтобы знания сохраняли актуальность. Это означает, что параллельно с образованием нужно заниматься исследованиями в своей области. Но в рамках преподавательской ставки время на науку распределяется часто по остаточному принципу.

— Соотношение исследований и преподавания зависит от позиции сотрудника и от статуса вуза, — говорит Людмила Воронова, преподаватель в магистратуре Университета Сёдертёрна. — Научная деятельность больше развита в университетах, но в Швеции есть еще приравненные к ним «колледжи» — högskola. Это тоже вузы, но они нацелены больше на практическое обучение навыкам по конкретной специальности. Скажем, я работаю именно в таком колледже и в рамках зарплаты могу посвящать науке 10% времени, а этого, конечно, мало. Поэтому здесь все так мотивированы и постоянно пишут заявки на гранты в разные фонды. Например, шведский Фонд балтийских и восточноевропейских исследований финансирует работы в разных дисциплинах, посвященных странам Балтийского региона. Гранты — это дополнительные деньги, и ты получаешь возможность перераспределить ставку: меньше преподаешь, больше исследуешь.

Жилье и деньги

Для студентов и аспирантов в Швеции действует целая система льгот — от скидок на общественный транспорт (причем очень существенных) до специальных распродаж и пива по сниженным ценам в некоторых барах.

Кроме того, обеспечить себя на время учебы в университете позволяет специальный студенческий заем. Практически все этот заем берут и живут на него. Учащимся дают его под низкий процент, а отдавать можно гораздо позже, когда у тебя появляется постоянная работа по специальности.

— Отдавать кредит можно хоть в течение всей жизни. Это удобно. Однако если ты подрабатываешь и получаешь более-менее серьезную зарплату, то это пособие и стипендию можешь потерять. Все-таки учеба здесь считается полноценным занятием, которое занимает все рабочее время, — замечает Маша Сандомирская.

Существуют и специальные студенческие биржи труда. А еще многим уже на второй-третий год обучения предлагают позицию ассистента профессора или наставника для студентов.

— Я работала в университете таким помощником преподавателя, — рассказывает Алена Эльмендорф, магистрантка Гётеборгского университета. — После первого года нам предложили быть наставниками для первокурсников. Это штатная позиция в университете, правда, в моем вузе ее ввели только что, но в других эта практика существует давно. У меня была небольшая группа подшефных, восемь студентов. Но, как это заведено в шведских университетах, в ответ на их вопросы я могу их только немного направить, а вот решение найти должны они сами. В принципе, для студентов это не обязательно, но, если у них появляются сложности с учебой, они могут обратиться ко мне.

Проблем с деньгами нет и у аспирантов: как рассказал Василий Ситников, в аспирантуре все получают вполне достойную стипендию. При этом студенческие льготы все еще сохраняются, и это очень удобно. Конечно, нельзя сказать, что аспиранты богатеют, — например, семью на стипендию не прокормишь и на старость не отложишь. Но все-таки на жизнь хватает.

— Аспиранты могут параллельно работать как преподаватели, — говорит Василий. — Эту задачу может поручить им научный руководитель внутри планов на семестр. При этом если 25% рабочего времени ты тратишь на преподавание, а 75% на исследования, то, соответственно, за 25% платит вуз, а 75% идут из аспирантского фонда (в форме стипендии). Превысить нагрузку в 100% нельзя: то есть теоретически ты, конечно, можешь взвалить на себя больше задач, но заплатят тебе все равно только 100% и не больше.

Если со средствами на жизнь у студентов и аспирантов в Швеции особых проблем нет, то вот с жильем определенно есть трудности. Общежития у вузов имеются, но их не хватает. И в них живут в основном первокурсники или те, кто приезжает на короткие программы по обмену. В некоторых крупных городах студенту автоматически вообще общежитие не положено: нужно подавать заранее заявку, ждать очереди — а ее можно и не дождаться. Вкупе со всеобщей национальной проблемой с жильем вполне может случиться так, что доступное жилье найдется не сразу или не найдется вообще. «Шведы знают об этих сложностях, а вот иностранцы — нет. И поэтому им часто приходится за огромные деньги снимать комнату у частников или даже просто уезжать обратно», — говорит Алена Эльмендорф.

Союзы и «крики Флогсты»

С решением многих проблем помогают студенческие союзы: например, организуют аренду или даже совместными усилиями сами строят общежития. Вообще в Швеции студенческие объединения обладают существенным весом — и общественным, и политическим. В университетах со студенческими союзами считаются даже при составлении образовательных программ. Например, на собраниях, где обсуждают содержание курса и рекомендуемую литературу, обязательно присутствует член студенческого объединения — и может высказать свои предложения.

— Это идет от 1968 года. Самые знаменитые студенческие демонстрации весной 1968-го прошли во Франции, но были они и в Швеции. Студенты хотели больше влиять на программу обучения: ведь жить в мире будущего именно им, а не старым профессорам. И тогда, и сейчас студентам нужны самые актуальные знания. В 1968-м эти идеи поддержало шведское правительство, что привело к реформам, к возможности для студентов больше влиять на содержание и формы высшего образования, — рассказывает историк Градскова.

Ну и, естественно, студенты не могут жить без традиций. Правда, в основном их придерживаются те, кто учится на бакалавра: все-таки магистранты — это уже взрослые, серьезные люди, которые работают и часто живут за пределами кампусов. И тем не менее.

Например, по сети гуляют видеоролики о студентах из Лунда или Уппсалы, которые якобы от переживаемого стресса во время подготовки к экзаменам открывают окна и кричат на всю улицу. Это так называемые крики Флогсты — названные так в честь района в университетской Уппсале.

В студенческих городах вообще регулярно организуют увеселения: капустники, банкеты, торжественные приемы. Студенческие союзы отстраивают свои площадки и сдают их студентам на традиционные торжества — праздник середины лета, канун Рождества, День Швеции и т.д. Один из самых ярких дней в году — Вальборг — отмечается 30 апреля. Для студентов и преподавателей он означает приближающийся конец учебного года. По всей Швеции проходят гуляния, жгут костры. В Уппсале студенты устраивают гонки на плотах.

— Очень торжественно отмечают здесь и защиту диссертации. Например, когда я получала PhD в Стокгольмском университете, нас поздравляли в ратуше, где чествуют нобелевских лауреатов. Это было впечатляюще: обед делали повара, которые готовят для «нобелей», для гостей был строгий дресс-код, — вспоминает Градскова.

Быть студентом или преподавателем — это престижно, уверены шведы. «В стране, где вручают Нобелевскую премию, уважение к науке, к экспертному мнению очень велико, — говорит Юлия Градскова. — А наука здесь неразрывно связана с университетами».

Другие истории о том, как русские студенты учились или учатся в Швеции, вы можете почитать вот здесь.

Источник