Андрей Мезинов

Одна из девяти российских коммерческих структур, попавших в начале марта под экспортные ограничения Министерства торговли США за неподтвержденную связь с программами оружия массового уничтожения (ОМУ), заявила РБК о своей непричастности к каким-либо поставкам для разработки или производства химического оружия. Учредитель и генеральный директор ООО «Фемтеко» Андрей Мезинов — единственный, кто согласился прокомментировать РБК обвинения американского Минторга, остальные компании не ответили на запросы.

«Нас обвиняют, как я понимаю, в том, что мы поддерживаем производство и разработку химического оружия. Я вам могу сказать, какая наша активность может быть хоть как-то интерпретирована как поддержка такой деятельности: в санкционный список также попал 27-й Научный центр Минобороны, и тут же подвязываются, видимо, те, кто работал с этой организацией. У нас в 2017 году была единственная поставка в этот научный центр. Мы поставили меньше чем на полмиллиона рублей запасных частей для детектора одного из их газовых хроматографов», — рассказал РБК Мезинов. Информация о поставке прокладки фильтра для пламенно-фотометрического детектора за 408 тыс. руб. есть на сайте госзакупок.

«Это просто ерунда, это никакое не оборудование двойного назначения, это даже не оборудование — это поставка запчастей», — подчеркнул предприниматель. Он показал документ (приложение к договору) о продаже 27-му Научному центру комплектующих, включая расходные материалы, для газового хроматографа американского производителя Agilent. Газовый хроматограф — это прибор для анализа сложных газовых веществ путем разделения их на компоненты.

В 2019 году (последние данные Федеральной налоговой службы) выручка ООО «Фемтеко» составила 104,6 млн руб. (минус 12% к предыдущему году), чистая прибыль — 4,1 млн руб. (минус 37%). «У нас общий оборот не превышал ни в один из годов $1,5 млн», — говорит Мезинов, указывая, что большинство компаний, попавших в список Минторга США, «значительно крупнее», с миллиардными оборотами в рублях. Основными клиентами компании являются подразделения и институты РАН, государственные университеты, различные НИИ, медицинские университеты и академии, подразделения «Росатома», структуры Госнаркоконтроля, Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления и Экспертно-криминалистического центра МВД, говорится на сайте фирмы. «Фемтеко» не участвовала в секретных госзакупках, уверяет Мезинов.

Фото: Андрей Любимов / РБК

www.adv.rbc.ru

В чем США обвинили российских поставщиков оборудования

4 марта Бюро промышленности и безопасности (BIS) при Министерстве торговли США включило в так называемый список Entity List (ограничения на экспорт американских технологий) 27-й Научный центр Министерства обороны РФ, российские предприятия «Химмед», «Фемтеко», «Интерлаб», «ЛабИнвест», «Аналит Продактс», «Интертек Инструментс», ГК «Фармконтракт», «Рау Фарм», «Регионснаб» и зарубежные Chimconnect Gmbh (Германия), Chimconnect AG (Швейцария), Pharmcontract Gmbh и Riol-Chemie (Германия). BIS запретило экспортировать в адрес «Фемтеко» и остальных компаний любые материалы и оборудование американского происхождения, которые могут быть использованы в разработке или производстве химического или биологического оружия.

27-й Научный центр Минобороны, согласно официальной информации на сайте ведомства, занимается обеспечением радиационной, химической и биологической безопасности государства и противодействием угрозам распространения и применения химического и биологического оружия.

Читайте на РБК Pro

Звериный оскал капитализма: как немец сделал $2,5 млрд на пиве для собак

Как в России борются с харассментом, унижением и агрессией на работе

Давид Ян: большинство компаний работают с сотрудниками как 300 лет назад

РБК Pro: новые налоговые льготы для бизнеса. 6 примеров

BIS объяснило включение «Фемтеко» и других компаний в санкционный список их «деятельностью по распространению [запрещенных технологий] в поддержку российских программ оружия массового уничтожения». Минторг США дополнительно заявил, что «обязуется мешать России в получении доступа к чувствительным американским технологиям, которые могут быть перенаправлены на нужды враждебной деятельности в области химического оружия». РБК направил запрос в Министерство торговли США.

Американские власти считают, что Россия применила химическое оружие против собственных граждан (сначала Сергея и Юлии Скрипалей, затем Алексея Навального). Власти России отрицают причастность к отравлению Скрипалей и Навального ядом «Новичок», опровергают наличие незадекларированной программы химоружия, заявляя, что весь арсенал химического оружия был ликвидирован к 2017 году.

Могло ли американское оборудование быть перепродано

В июле 2020 года «Фемтеко» также поставила флаконы для специальных наборов стандартов наркотических веществ для криминалистических задач в адрес ФГУП «ГосНИИОХТ» (Государственный научно-исследовательский институт органической химии и технологии) на сумму около 86 тыс. руб., рассказал Мезинов, показав счета-фактуры. «Мы знали, для чего будет использоваться это [расходные материалы]. Но говорить о том, что продажа таких флаконов будет поддержкой распространения…» — удивляется он.

Фото: Андрей Любимов / РБК

Согласно официальному сайту НИИ, он является головным разработчиком всех технологий уничтожения отравляющих веществ, используемых на российских объектах по уничтожению химического оружия. В августе 2020 года ГосНИИОХТ был включен в список Entity List Минторга США, поскольку американские власти считают ГосНИИОХТ связанным с российской программой разработки и испытания химоружия.

Мезинов признает, что в теории иностранное оборудование, которое поставляет «Фемтеко», может быть использовано нежелательным для США образом. «Потому что мы поставляем оборудование, которое универсально. Чаще всего оно используется в фарминдустрии, для анализа каких-то экологических объектов, в криминалистике, медицине, центрах острых отравлений, где угодно. Есть оборудование, в том числе в ряду того оборудования, которым мы торговали, которое считается оборудованием двойного назначения по американским стандартам. Чтобы закупать это оборудование, надо было получать специальную лицензию», — объясняет руководитель «Фемтеко».

Он подчеркивает, что в течение 20 лет взаимодействовал сначала с американской компанией Varian, затем с Agilent (объединились в 2010 году. — РБК) и на протяжении всего времени подписывал документы, в которых заверял американских поставщиков, что не будет заниматься распространением в том числе химического оружия. «Каждый раз мы проверяли наших покупателей. И всякий раз наши американские партнеры получали информацию, их проверяли и давали нам разрешение на работу с этими заказчиками», — говорит Мезинов.

«Есть такой момент, который нас с точки зрения поставок оборудования в значительной степени защищал: мы использовали сервисную службу фирмы-производителя для установки оборудования. Поэтому сами инженеры и видели, куда в итоге попадает оборудование. Можно ли после этого передать [оборудование] с баланса на баланс, перевезти, есть ли люди, которые могут запустить такое оборудование? Да, конечно. Но мы знаем, что мы поставляли именно тем, кому оно нужно было для проведения тех или иных анализов. Был ли смысл после этого им кому-то дальше передавать? Нет. Мы видим, что большинство из них остаются потребителями запчастей, расходных материалов для этого оборудования на протяжении многих лет», — объясняет глава «Фемтеко».

Андрей Мезинов

(Фото: Андрей Любимов / РБК)

Какие возможны решения для попавших под санкции

Ограничения по линии Минторга США Мезинов называет «фактически удушением фирмы»: «Никто с нами работать не будет, если будет знать, что любая наша сделка три месяца проверяется, какой бы безобидной она ни была». «С нами уже отказываются работать некоторые из наших партнеров. Они возвращают нам деньги по некоторым контрактам», — рассказал он. Российские контрагенты начали отказываться от работы с «Фемтеко», сами опасаясь санкций США. «Мы из-за токсичности тех продуктов, в поддержке которых нас обвиняют, сами стали весьма токсичны. Просто как боевые отравляющие вещества», — говорит предприниматель.

По его словам, в теории учредители фирм, которые попали под ограничения США, могут закрыть ставшие «токсичными» компании и открыть новые, формально связанные с другими лицами, в надежде продолжить прежний бизнес. У той же Agilent осталось около десятка дилеров в России, говорит Мезинов (сама «Фемтеко» перестала быть дилером Agilent в конце 2019 года по инициативе американской компании). Мезинов полагает, что придется реструктурировать бизнес, налаживать связи с Китаем. «К прежнему нашему существованию мы уже не вернемся никогда», — констатирует он.

Регламент BIS допускает возможность исключения из списка Entity List по ходатайству попавшей туда компании. Комитет по проверке конечных пользователей (ERC) под председательством чиновника Минторга США, включающий представителей Госдепартамента, Пентагона, Министерства энергетики США, может исключить компанию из перечня, если все члены комитета за это проголосуют. В январе 2021 года этот комитет убрал из полусанкционного списка конечных военных пользователей российскую корпорацию «ВСМПО-Ависма», сославшись на ошибку.

Глава «Фемтеко» говорит, что собирается обратиться к юристам, чтобы решить, как действовать в этой ситуации. «Может быть, мне надо попытаться сделать первоначальный аудит [деятельности «Фемтеко»], а потом, основываясь на этих результатах, ходатайствовать об исключении нас из списка», — рассуждает он. Бюро промышленности и безопасности США «творит совершеннейший, с моей точки зрения, беспредел», заявил Мезинов, называя это «экономическим Гуантанамо» (спецтюрьма в Гуантанамо на острове Куба, не подотчетная обычному американскому законодательству. — РБК). «Я хотел бы получить объяснения и своими средствами доказать несправедливость и незаконность этого решения», — резюмировал предприниматель.

Автор
Иван Ткачёв

При участии
Анна Гальчева

Источник