Радий Хабиров

План выкупа властями Башкирии части акций Башкирской содовой компании (БСК), чтобы увеличить в ней долю республики, уже не актуален. Об этом в интервью телеканалу РБК заявил глава региона Радий Хабиров.

«Мы начали считать ущерб и два дня назад отправили заявление в прокуратуру. Я несколько дней назад предложил собственникам выкупить пакет, с тех пор они на меня не выходили. Вопрос выкупа доли уже не актуален. Все, похоже, будет происходить в рамках уголовных дел», — сказал глава Башкирии.

РБК направил запрос в БСК.

Video

История с приватизацией «Соды» началась в 2007–2008 годах, напомнил Хабиров. «По сути, теми акционерами, которые являются сейчас мажоритарными держателями акций «Соды», началось целенаправленное приведение к тому, чтобы республика потеряла контрольный пакет, — сказал он. — Из «Соды» были выведены все необходимые сырьевые запасы, лицензии на сырьевую компанию. После этого было выведено и продано цементное производство. После того как осталась сама «Сода», ее соединили с «Каустиком».

www.adv.rbc.ru

БСК образована в мае 2013 года путем объединения ОАО «Сода» и ОАО «Каустик». Сейчас правительству Башкирии принадлежит 38,28% компании через «Региональный фонд», контрольный пакет — 57,18% акций — АО «Башхим», остальное — миноритарным владельцам.

Хабиров сообщил, что несколько дней назад сделал публичную оферту держателям контрольного пакета акций. «Поскольку компания не готова брать на себя ответственность за сохранение предприятия без сырьевой базы Куштау, более того, они начали угрожать, что сократят 2 тыс. человек и остановят производство, я предложил: давайте, мы купим и будем нести за него ответственность», — рассказал он. Однако, по словам главы Башкирии, с тех пор ни один представитель компании не связывался с властями республики.

Читайте на РБК Pro

РБК Pro: 2008, 2014, 2020 — как во время кризисов страдал рынок труда

РБК Pro: что делать, если сотрудник некомпетентен. Инструкция

РБК Pro: как организовать удаленную работу отдела продаж

РБК Pro: зачем супермаркетам превращаться в дарксторы

Глава региона отрицательно ответил на вопрос, планирует ли правительство Башкирии продать БСК другому собственнику, если ему удастся увеличить долю в компании до контрольной. «Нет, конечно. Мы не можем сказать, что когда предприятие контролировалось республикой, оно плохо работало. <…> Поэтому я считаю, что мы войдем в управление предприятием и спокойно будем решать вопрос по дальнейшему поиску сырьевой базы и модернизации производства», — заявил он.

По словам Хабирова, ситуация с приватизацией «Соды» долгие годы «была раздражающей страницей» в истории Башкирии, вопросы вызвали и последующие действия акционеров компании. Так, по его словам, за последние два-три года БСК выдавала займы на 6 млрд руб. сроком до 2029 года другим предприятиям, «у которых уставный капитал менее 100 млн руб., а их собственники находятся на Кипре в офшоре». «Понимаете, кто останется здесь в прибыли?» — заявил он.

21 августа на встрече с экозащитниками Хабиров рассказал, что итоги слияния ОАО «Сода» и «Каустик» изучает юридическая комиссия. На прошлой неделе он допускал возможность, что Башкирия вернет контрольный пакет акций в содовой компании. Таким образом глава региона надеялся разрешить конфликт между компанией и местными жителями, выступающими против разработки горы Куштау. «А уже в ходе управления предприятием мы, как местные люди, понимающие, что здесь происходит, будем решать его судьбу», — заявлял он.

Накануне проверить сокращение доли государства в БСК поручил президент Владимир Путин. Он заявил, что политика компании изменилась из-за утраты государством контроля над предприятием. «У государства было 62%, а внезапно стало 38%. И как результат, приоритеты работы компании резко изменились», — сказал президент. По его словам, в БСК идет «бесконтрольное выкачивание денег без всяких обязательств». В тот же день Генпрокуратура начала проверку.

Общественное внимание к БСК возникло в связи с протестами активистов, которые выступают против освоения компанией запасов известняка на Куштау. Хабиров пообещал, что гора получит статус особо охраняемой территории, если до 4 сентября БСК, правительство региона и активисты не смогут найти «компромиссное решение».

Авторы:
Наталия Анисимова, Светлана Бурмистрова

Источник