После провала российской экономики на 12% в апреле в годовом выражении темпы сокращения экономической активности в июле—августе, вероятно, улучшились до минус 4–5% год к году, а ВВП приближается к 94–95% от докризисного уровня первого квартала. Такие оценки получила британская консалтинговая компания Oxford Economics с помощью разработанного ею индекса-трекера восстановления российской экономики.

Новый индекс полезен тем, что позволяет почти в реальном времени (на еженедельной основе) оценивать, куда движется экономическая активность в России в условиях пандемии коронавируса, сообщила старший экономист Oxford Economics по развивающимся рынкам Евгения Слепцова, разработавшая этот индекс. Концептуально схожий индикатор с апреля рассчитывает Министерство экономического развития России, но ведомство предпочло не открывать к нему публичный доступ.

Впечатляющий отскок

Индекс Oxford Economics представляет собой средневзвешенное девяти компонентов: цены на нефть, потребления электроэнергии, динамики финансовых потоков в Национальной платежной системе Банка России, индекса финансового стресса Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), данных Google о посещении пользователями мест работы / ресторанов, кафе, торговых центров, кинотеатров / остановок общественного транспорта, индекса посещаемости торговых центров Watcom, а также статистики заболеваемости COVID-19 в России.

За 100% индекса приняты показатели начала марта. Компонентам присвоены веса в зависимости от степени корреляции с ежемесячной динамикой ВВП (по оценке Минэкономразвития): чем больше корреляция, тем выше вес (например, 30% присвоены индексу посещения рабочих мест от Google, энергопотреблению — 20% и т.д.).

  • Минимальное значение индекса, 65%, было зафиксировано в конце апреля в результате пяти нерабочих недель в России.
  • После ослабления карантинных мер с 11 мая экономическая активность начала восстанавливаться, достигнув 86% к середине июля. По состоянию на 13 августа индекс восстановления остается на отметке 86%.

  • Такое значение индекса соответствует восстановлению ВВП примерно до 94% в августе относительно докризисного уровня. Однако индекс Oxford не позволяет сказать, сколько времени займет возвращение экономики на докризисный уровень (100%).

www.adv.rbc.ru

  • Oxford Economics указывает, что ее трекер восстановления тесно коррелирует с ежемесячными показателями российского ВВП и индексом базовых отраслей (по данным Росстата, xlsx). Это значит, что трекер может, по сути, выполнять функцию оперативного опережающего индикатора.

Восстановление экономики до 94% — впечатляющий показатель, учитывая масштабы изначального пандемического шока, отмечают в Oxford Economics. Слепцова считает, что более умеренный спад российской экономики обусловлен меньшими продолжительностью и жесткостью карантина и более низкой долей потребительских услуг по сравнению с развитыми странами.

Читайте на РБК Pro

Как ставка на одного суперуправленца загнала Fiat в тупик — Bloomberg

Все будет TikTok: как китайский стартап стал вторым по стоимости в мире

Вечеринка среди швейных машинок: как запустить свой бренд одежды

Поручим это Китаю: почему в России почти не выращивают рыбу

Хотя индекс Oxford Economics действительно включает большинство самых информативных высокочастотных статистических рядов, актуальных для России, использовать его в качестве оперативного аналога ВВП следует осторожно, прокомментировал РБК замдиректора группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА Дмитрий Куликов: «Учитывая неглубокую историю некоторых исходных рядов и, соответственно, неполную информацию о корреляции индекса и ВВП, возможно, имеет смысл интерпретировать его все-таки как один из полезных индикаторов восстановления нормы в широком смысле».

Сравнение с другими странами

Oxford Economics поставил Россию на 15-е место среди 41 крупнейшей экономики мира по степени структурной уязвимости к пандемии, между Швецией и Бельгией (чем ближе к первому месту, тем выше риски). Степень риска для России оценивается как средняя.

Слабые стороны России — высокая зависимость от нефти, относительно запоздалый ответ на пандемию, большая доля населения старше 65 лет. Но они отчасти компенсируются достаточно большим коечным фондом и значительной относительной численностью врачей, низкой общей плотностью населения, малой зависимостью экономики от туризма и невысокой долей сектора гостеприимства.

Развитие ситуации с заболеваемостью коронавирусом в России сравнительно более благоприятно, чем в наиболее пострадавших странах (в Южной Африке, Бразилии и США). Достигнув максимума в 75 заражений на миллион человек, заболеваемость в России снизилась до 35 на миллион по состоянию на 10 августа.

Во втором квартале 2020 года, на который пришелся пик кризиса, экономика России сократилась на 8,5% в годовом выражении (максимальное падение с 2009 года), сообщил предварительную оценку Росстат. Для сравнения: ВВП США во втором квартале рухнул на 9,5% в годовом выражении, ВВП Евросоюза — на 14,1%, ВВП Испании — на 22%, Франции — на 19%, Италии — на 17,3%.

ЦБ прогнозирует сокращение ВВП по итогам 2020 года на 4,5–5,5% и восстановление на 3,5–4,5% в 2021 году. По оценке Минэкономразвития, ВВП упадет на 5% в 2020 году и вырастет на 2,8% в 2021 году.

Следующая оценка ВВП за второй квартал (выйдет в сентябре) может оказаться хуже первой, предупредил Куликов. Это связано с тем, что часть пострадавших отраслей — отдельные виды услуг и значительная часть малого бизнеса — традиционно плохо покрыты статистикой и дооцениваются позже и косвенно, пояснил он. АКРА ожидает, что данные за второй квартал для России останутся примерно посередине диапазона спадов активности по странам мира.

Нефть тянет индекс вниз

Российская экономика весной испытала двойной шок: режим самоизоляции наложился на падение нефтяных цен с сокращением ее добычи. Несмотря на частичное восстановление цен на нефть, они все еще остаются на 20% ниже докризисных уровней ($45 за баррель Brent в середине августа).

Цены на нефть зависят в том числе от ожидаемых объемов экспорта странами ОПЕК+ и могут в будущем отреагировать новым падением на теоретическое ослабление координации на рынке и пересмотр перспектив добычи, указал Куликов. В такой ситуации не исключено, что индекс восстановления экономики Oxford и реальный выпуск в России локально двинутся в разные стороны: реальный выпуск будет расти, а индекс снизится вслед за ценами на нефть (вес нефти в индексе составляет 13%. — РБК), рассуждает Куликов.

Период острого финансового стресса в России прошел, отмечают в Oxford Economics. Если с 9 марта по 30 апреля экономика России находилась в состоянии кризиса, следует из соответствующего индекса АКРА, то сейчас финансовые условия в стране даже лучше, чем были непосредственно перед пандемией.

Мобильность россиян вернулась на докризисный уровень

Для оперативной оценки трудовой и потребительской активности россиян Oxford Economics использовала данные Google о передвижениях пользователей, которые включили историю местоположений:

  • По данным Google, посещаемость мест работы у россиян упала на 42% к концу апреля, но частично восстановилась до -29% к середине августа.
  • Какая доля этого спада обусловлена простоем или безработицей, а какая — удаленной работой, неизвестно. По оценке Oxford Economics, 44% работающих россиян заняты в отраслях, где в принципе возможна дистанционная работа.
  • Поездки на общественном транспорте, по данным Google, снизились вдвое к концу апреля, но к началу августа вернулись на почти докризисный уровень (97% относительно 100%).

Восстановление розничной торговли Oxford Economics оценила по данным Google о посещении магазинов, мест развлечений и отдыха, а также по индексу шопинга от компании Watcom в Москве (оценивает поток посетителей торговых объектов). Розничные продажи в апреле упали на 23% год к году, но после ослабления карантина сокращение розничных продаж замедлилось до минус 4–5% год к году.

Авторы:
Ольга Агеева, Иван Ткачёв

Источник