Всемирная эпидемия COVID-19 не изменила радикально мир, но послужила катализатором глобальных тенденций, начавшихся ранее, говорится в поступившем в РБК исследовании Credit Suisse Research Institute (исследовательского института швейцарского банка Credit Suisse) под названием «Что дальше? Долгосрочные последствия COVID-19».

Эксперты института выделили несколько долгосрочных тенденций в экономике, политике и социальной сфере, которые выходят на первый план на фоне пандемии коронавируса. Предыдущие эпизоды эпидемий в истории человечества, такие как «черная смерть» в XIV веке (чума) и «испанка» (испанский грипп) в 1918–1920 годах, уже приводили к далекоидущим последствиям для общества: например, пандемия чумы ассоциировалась с тотальным ограничением гражданских свобод в Европе, а «испанка» внесла свой вклад в окончание первой эпохи глобализации в индустриальном мире, ослабив экономические связи между странами.

«Хвостовой» риск инфляции

Несмотря на синхронный и беспрецедентно глубокий провал экономической активности по всему миру из-за пандемии, ее долгосрочные экономические последствия, вероятно, будут намного слабее, чем от прошлых пандемий, указывает Credit Suisse. Основания так считать — меньшая смертность при текущей пандемии, особенно среди молодых и людей среднего возраста, а также прогресс в науке и медицине, который позволяет рассчитывать на массовую вакцинацию в ближайшее время. Экономисты другого банка, немецкого Deutsche Bank, ранее оценивали, что пандемия COVID-19 приведет к гибели 0,0056% мирового населения, тогда как от эпидемии «испанки» умерло 2,73% населения Земли, а от чумы в XIV веке — 42,1%.

Deutsche Bank предсказал наступление глобальной эпохи беспорядка

Экономика

www.adv.rbc.ru

Некоторые экономисты опасаются, что пандемия и громадный объем фискального и монетарного стимулирования по всему миру (согласно октябрьским оценкам МВФ, государства направили $12 трлн на борьбу с кризисом) приведут к росту глобальной инфляции, находившейся в последние годы на низком уровне. По данным консалтинговой компании Yardeni Research (.pdf), активы ведущих центробанков (ФРС США, Европейского ЦБ, Банка Японии и Народного банка Китая), отражающие размер денежных вливаний в финансовый сектор и реальную экономику, к ноябрю 2020 года выросли на 41,5% в годовом выражении и достигли $27,9 трлн. Мировая денежная масса M2 (наличные деньги и безналичные средства) и другие денежные агрегаты резко увеличились на фоне пандемии.

Однако Credit Suisse отмечает, что с 1990 года рост денежной массы и индекс потребительских цен практически не коррелируют и вряд ли стоит ожидать, что в обозримом будущем связь между двумя этими агрегатами восстановится. Риски инфляции могут возникнуть, только если правительства еще более резко нарастят расходы, а мультипликаторы этих расходов (то есть степень конверсии бюджетных расходов в конечное потребление) будут намного выше, чем сейчас. Или если центробанки начнут обслуживать политические задачи правительств, однако маловероятно, что «центробанки станут фактическими подразделениями министерств финансов», подчеркивает Credit Suisse. Скорее всего, постковидный мир будет отличаться «вялым экономическим ростом и едва заметной инфляцией», пишет банк, хотя рост инфляции остается «хвостовым» (экстремальным) риском, который может реализоваться из-за демографических изменений или политических факторов.

Читайте на РБК Pro

Ничего личного: как Цукерберг пытается монетизировать WhatsApp

РБК Pro: что делает работу мозга эффективнее — нейробиолог Станислас Деан

Почему стартапы лгут и как инвестору это обнаружить

От 18 и старше: как строить карьеру в разные периоды жизни

Конец мультилатерализма в международных отношениях

Мультилатерализм (внешнеэкономические отношения, несущие выгоды всем сторонам партнерства) и роль многосторонних институтов ослабевали еще до пандемического кризиса, и он только усилил эту тенденцию. За время президентства Дональда Трампа Соединенные Штаты выводили войска из Афганистана, Ирака и Сирии, запланировали сокращение военного присутствия в Германии, вышли из нескольких международных соглашений. В то же время американцы все более негативно воспринимают Китай, и в США все чаще звучат призывы к сокращению экономических связей с Пекином.

«Страны мира стремятся расширить свою базу и сократить зависимость от других, в особенности от Китая», — отмечает Credit Suisse. Одним из следствий такой политики станет возвращение производства в исконные государства (решоринг) и диверсификация цепочек поставок. Китай, со своей стороны, будет сворачивать некоторые программы экспансии в Латинскую Америку и на Ближний Восток, сосредотачивая усилия в направлении Юго-Восточной Азии (блок АСЕАН). Пока непонятно, какие последствия — положительные или отрицательные — это принесет для России, указывает банк.

Пандемия коронавируса — первый глобальный кризис, в котором резко вырос мировой спрос не только на американские активы, но и на китайские, считает профессор Российской экономической школы Константин Егоров (его комментарии прислала пресс-служба РЭШ). «Отчасти это произошло из-за предыдущих усилий китайских властей по повышению международного статуса своих активов. Большую роль сыграло и то, что, по мнению многих, Китай справился с пандемией лучше, чем США», — говорит Егоров.

Усиление государства

Пандемия привела к расширению полномочий государств, которые направили на борьбу с кризисом гораздо больше средств, чем, например, во время глобального финансового кризиса 2008–2009 годов. Чрезвычайная ситуация позволила некоторым государственным лидерам принимать экстренные решения в обход парламентов через свои исполнительные указы. «Когда кризис закончится, часть лидеров расстанется со своими чрезвычайными полномочиями, но часть захочет их сохранить», — предупреждает Credit Suisse.

Правительства помогли бизнесу не обанкротиться, а людям — не потерять рабочие места. Но обратной стороной такой антикризисной поддержки стал риск подрыва естественной динамики рынка и индивидуальной ответственности, считают авторы исследования. В условиях «эпидемического социализма» слишком большие полномочия правительства могут привести к созданию прослойки граждан, «привыкших полагаться на финансовую поддержку и лишенных стимула участвовать в конкурентной экономике», предупреждает банк.

Тип политического режима (демократия или авторитарное правление) сам по себе, по-видимому, не влияет на эффективность борьбы с коронавирусом, заключают эксперты Credit Suisse. Оба варианта могут как потерпеть неудачу, так и успешно справиться с кризисом. Эффективный ответ на пандемию определяет комплекс факторов, включая предыдущий опыт борьбы с подобными обстоятельствами, кризис-менеджмент, доверие граждан к властям и опору на научную экспертизу.

Слежка за гражданами

Технологии контроля и массовый сбор персональных данных во время пандемии открыли возможность государствам (и компаниям) стать «информационными империями», пишет Credit Suisse. Извечная дилемма между неприкосновенностью частной жизни и общественной безопасностью вновь становится актуальной, порождая целый ряд этических вопросов. Например, уже звучат футуристические прогнозы о том, что власти рано или поздно захотят ввести «подкожный» контроль за гражданами, когда технологии станут обеспечивать потоковую информацию о состоянии организма человека (температура тела, давление, частота сокращений сердца). Технологии анализа массовых персональных данных также могут создать возможности для влияния на избирателей на демократических выборах, отмечает банк.

Неравенство и рынок труда

Пандемия стала причиной беспрецедентного расширения дистанционной занятости. Одним из последствий перехода на удаленный режим работы станет меньшая привязка людей к жизни в мегаполисах и городских агломерациях. «Малые города могут пережить ренессанс и предложить достойную альтернативу мегаполисам», — пишет Credit Suisse.

«Еще год назад было невозможно представить, что огромная доля жителей страны, и даже многих стран, может остаться дома и не пойти на работу. Оказывается, это возможно. Технологически мы оказались готовы работать в дистанционном формате. В некоторых секторах технологии и навыки позволили это сделать практически без потерь. Думаю, нам еще предстоит переосмысление понятия рабочего места», — сказала профессор РЭШ Наталья Волчкова.

Пандемия повысила и риск углубления социально-экономического неравенства. В частности, во многих странах велика доля работников, занятых в неформальном секторе, без основных социальных гарантий, и именно эта категория оказалась под угрозой потери заработка из-за пандемии. Например, в России с середины 2019 года до середины 2020-го занятость в неформальном секторе сократилась почти на 1,9 млн человек, указывал в декабре Всемирный банк. «Сравнение этой цифры с данными по сокращению общего количества рабочих мест позволяет предположить, что самый сильный удар кризис нанес по работникам неформального сектора», — заявили во Всемирном банке. Авторы исследования Credit Suisse полагают, что необходимость преодоления неравенства может привести к новым перераспределяющим налогам, вызвав в ответ межстрановые перетоки капиталов и трудовых ресурсов.

Автор
Иван Ткачёв

Источник