Организация «Опора России» попросила Минфин России не вводить заново налог на движимое имущество, который платился в региональные бюджеты и был отменен с 2019 года. «Возврат движимого имущества в структуру налогообложения станет серьезной проблемой, в том числе для предприятий малого и среднего бизнеса, особенно в условиях падения доходов, связанного с последствиями пандемии», — написал в письме министру финансов Антону Силуанову 12 марта президент «Опоры» Александр Калинин. Копия письма есть у РБК, его подлинность подтвердили в «Опоре России».

Video

С «Опорой» солидарны другие предпринимательские объединения — «Деловая Россия» и Торгово-промышленная палата (ТПП). Их представители заявили РБК, что считают неправильным возвращать налог на движимое имущество, поскольку это ограничит и без того слабую инвестиционную активность. Ранее бизнес называл это «налогом на модернизацию» — к движимому имуществу относятся станки, компьютерная техника и т.д.

Минфин России утверждает, что «никакие решения о возврате налога на движимое имущество организаций не принимались». Вместо этого будут прорабатываться другие варианты совершенствования налогообложения имущества юрлиц, которые отвечали бы интересам и бизнеса, и государства, сообщили РБК в пресс-службе министерства.

В сентябре 2020 года Минфин в документе «Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики» на 2021–2023 годы предупреждал, что может вновь включить движимое имущество в объекты налогообложения, но при этом снизить предельную ставку налога на имущество, которая в настоящее время равна 2,2% от его среднегодовой стоимости.

www.adv.rbc.ru

Вернуть налог на движимое имущество предлагало «бизнес-сообщество», отметила в ответе РБК пресс-служба Минфина. В конце 2019 года Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП, представляет интересы крупного бизнеса) предлагал дать выбор предпринимателям: платить налог по действующей максимальной ставке 2,2% с недвижимости и не платить с движимого имущества или платить за движимое и недвижимое имущество по единой ставке 1,1%. Предложение прозвучало на фоне активизации споров, в том числе судебных, между бизнесом и налоговиками о том, что считать движимым имуществом, а что недвижимым. В РСПП отказались комментировать письмо «Опоры России».

Бизнес полностью освободили от налога на движимое имущество с 1 января 2019 года, чтобы смягчить эффект от повышения НДС с 18 до 20%. Выпадающие доходы бюджетов регионов из-за отмены налога в Минфине оценивали в 181 млрд руб. в год.

Читайте на РБК Pro

Нассим Талеб — РБК: «Я вижу угрозу серьезнее пандемии»

Как в России ужесточили контроль за наличными и сделками с недвижимостью

Пять безотказных способов создать себе проблемы на таможне

Марк Завадский: «Герман Греф для меня как Петр I»

Аргументы «за» и «против» возврата налога

Отмена налога на движимое имущество позволила несколько снизить налоговую нагрузку компаний, малый и средний бизнес получил возможность ускоренного обновления основных фондов и модернизации производства, у компаний повысилась заинтересованность в новых инвестпроектах, перечисляет в письме Калинин. Возврат же налога приведет к «значительному увеличению сроков окупаемости инвестиций, которые были сделаны в прежних правовых условиях, снижению заинтересованности компаний в реализации новых инвестиционных проектов, а также к росту цен», предупреждает он.

В «Деловой России» поддерживают эту точку зрения. «Любые дискуссии о возможном возврате этого антимодернизационного налога фактически ставят крест на перезапуске инвестиционного цикла и выполнении задач, поставленных президентом в майском указе. Понятно, что вопрос балансирования региональных бюджетов важен и требует отдельного внимания со стороны правительства, но это точно не те методы, о которых можно даже задумываться», — заявил РБК председатель организации Алексей Репик. Идею решить проблему региональных бюджетов за счет налогообложения движимого имущества он сравнил с попыткой «вылечить синяк, отрезав ногу».

В Торгово-промышленной палате считают необоснованным введение налога на движимое имущество в условиях очень слабой экономики, сжатия потребительского спроса и дорогих кредитов, сказал РБК председатель комитета ТПП по предпринимательству в сфере экономики недвижимости Александр Каньшин. «Даже если возьмем коммерческую недвижимость, можно говорить о средней налоговой нагрузке 22%. По сегодняшним меркам это запредельная нагрузка. В этих условиях введение любого дополнительного налога ухудшает и без того тяжелую ситуацию, в которой находится российская экономика», — подчеркнул он.

В свою очередь, Госсовет Коми в феврале 2021 года обратился в Совфед, Госдуму и правительство с просьбой ускорить работу по разграничению движимого и недвижимого имущества и вернуть движимое имущество в структуру налогообложения. Депутаты Коми отмечали, что за два года после отмены налога ожидаемого эффекта в виде обновления основных фондов достичь не удалось, «поскольку организации воздерживаются от вложения свободных средств в технику без крайней необходимости». А «региональные бюджеты из-за этого налогового послабления потеряли ощутимую долю доходов» (так, Республика Коми потеряла около 4,4 млрд руб. в год).

Бизнес-сообщество выступало за создание единой налоговой базы, чтобы не было необходимости делить имущество на движимое и недвижимое с вытекающими из этого сложностями, напомнили РБК в пресс-службе Минфина. Но бизнес и регионы «предлагали совершенно разные уровни ставок, и к единой позиции по этому вопросу прийти не удалось», отметили в ведомстве.

«Поэтому на данный момент мы не рассматриваем введение единой ставки как единственное возможное решение сложностей бизнеса с исчислением налога на имущество. Мы будем прорабатывать другие варианты совершенствования налогообложения имущества организаций, которые отвечали бы интересам всех сторон», — подчеркнули в пресс-службе Минфина. В октябре 2020 года министр финансов Антон Силуанов выступал за более четкое разграничение движимого и недвижимого имущества в законодательстве.

Варианты решения проблемы

Власти не видят быстрого и очевидного решения коллизии с налогообложением движимого и недвижимого имущества, поэтому Минфин решил взять бессрочную паузу по этому вопросу, хотя изначально предполагалось выработать решение к марту, считает партнер Taxology Алексей Артюх. По его словам, всерьез власти пока не рассматривали предложение крупного бизнеса относительно выбора схемы налогообложения с учетом или без учета движимого имущества.

Ввести единую ставку налога на имущество организаций в случае возврата налогообложения движимого имущества вряд ли получится, говорил 10 марта замминистра финансов Алексей Сазанов. «Возможно обсуждать какие-то категории недвижимого имущества, какие-то искать модификации, но пока шансов на сближение мало по единой ставке. Мы обсуждаем другие конструкции — я сейчас не буду вдаваться в детали, — которые могли бы быть», — сказал он.

Артюх считает, что через год-два будет возвращен налог на движимое имущество, а ставка по нему будет на уровне 1,6–1,7%. Для кадастровой недвижимости ставка по-прежнему будет более высокой, не исключает он (сейчас по закону не может превышать 2% от кадастровой стоимости). «Базовая останется 2%, но регионам дадут больше полномочий на повышение этой ставки», — предполагает Артюх.

По мнению адвоката, старшего юриста BGP Litigation Дениса Савина, новую конфигурацию возврата налога было бы логично сформулировать таким образом, чтобы исключить разногласия, сделав привязку к другой категории. «Представляется возможным привязать объект налогообложения к понятию основного средства, которое в равной степени применимо как к движимым, так и недвижимым вещам. Но в целях компенсации увеличившихся расходов налогоплательщика на уплату налога допустимо будущую ставку по налогу снизить», — полагает Савин.

Достаточно внести правки в Гражданский кодекс в части критериев для отнесения имущества к недвижимости, так как ныне действующие критерии утратили свою актуальность, говорит ведущий юрисконсульт «КСК Групп» Ирина Михеева. В частности, речь идет о критерии прочной связи с землей и невозможности перемещения без несоразмерного ущерба. Технологии сейчас настолько продвинутые, что можно без ущерба двигать любые массивные конструкции — их нужно однозначно приравнять к движимому имуществу, которое освобождено от налога, поясняет Михеева. «Таким образом, на законодательном уровне необходимо вносит правки в гражданское законодательство, а не восполнять пробел судебной практикой, которая тоже зачастую бывает неединородной», — считает она.

Авторы
Иван Ткачёв, Анна Гальчева

Источник