Глава «Роснефти» Игорь Сечин в августе направил письмо президенту Владимиру Путину с предложением предоставить масштабные льготы крупным нефтегазохимическим проектам на Дальнем Востоке. Об этом РБК рассказали четыре источника, близких к правительству.

Компания прорабатывала возможность строительства Восточного нефтехимического комплекса (ВНХК) в Находке, инвестиции в который оценивались в сумму до 1,5 трлн руб. Но в мае 2019 года «Роснефть» приостановила реализацию ВНХК на фоне снижения рентабельности проекта. На встрече с президентом Владимиром Путиным в «Ново-Огарево» 18 августа Игорь Сечин рассказал, что компания готова вернуться к строительству завода в случае улучшения налоговых условий. Пока на Дальнем Востоке дефицит перерабатывающих мощностей и поэтому в регионе дорогое топливо, а ВНХК будет выпускать не только нефтехимию, но и нефтепродукты, подчеркнул глава «Роснефти». В ответ на это президент поручил оформить и представить предложения для реализации проекта.

Что известно о ВНХК

Согласно последней публичной информации, ВНХК планирует ежегодно перерабатывать 12 млн т нефти и выпускать около 8 млн т нефтепродуктов (включая бензин и дизель) и 3,4 млн т нефтехимической продукции. Еще в начале обсуждения проекта «Роснефть» указывала, что комплекс позволит «закрыть дефицит моторных топлив на Дальнем Востоке».

Тогда компания для реализации проекта предлагала распространить на него «благоприятный налоговый режим» и заморозить транспортные тарифы, а также пыталась привлечь деньги на проект из Фонда национального благосостояния (ФНБ). Кроме того, она приглашала к участию иностранных партнеров, в том числе американскую ExxonMobil, сообщали «Ведомости», но в итоге стороны не договорились.

Вопрос о стимулах для ВНХК находится в проработке, сказал РБК представитель профильного вице-премьера Юрия Борисова. Представители «Роснефти» и Минфина не ответили на запросы. Представитель Минэнерго отказался от комментариев.

Часть независимых АЗС Дальнего Востока перестали продавать АИ-95 и АИ-98

Бизнес

www.adv.rbc.ru

Что предложил Сечин

Глава «Роснефти» предложил президенту изменить Налоговый кодекс, чтобы гарантировать «экономически эффективную модель развития крупных нефтегазохимических проектов на Дальнем Востоке», пересказали его письмо два источника РБК. В качестве стимулов предлагается увеличить обратные акцизы на нефть и нафту, поставляемые на дальневосточные нефтегазохимические проекты, которые компании могут получить из бюджета. Для обратного акциза на нефть глава госкомпании предложил ввести логистический коэффициент 2, а на нафту считать по особой формуле с повышенным коэффициентом (самой формулы в письме нет), говорят четыре источника РБК. По словам одного из них, по предложению «Роснефти» обратный акциз для нафты должен вырасти с 12,6 тыс. до 18 тыс. руб. на одну тонну с 2024 года. Это подтвердил источник, близкий к правительству.

Читайте на РБК Pro

Глава «Ашана» в России — РБК: «Бизнес-модель «Ашана» больше не работает»

РБК Pro: какие квартиры будут продаваться через 5 лет

Как развивается и чего ждет российский рынок интим-товаров

РБК Pro: как вести себя с разными типами переговорщиков. Инструкция

В таком случае при цене на нефть $60 за баррель обратный акциз на нее при переработке 12 млн т в год на ВНХК мог бы вырасти на 38 млрд руб. в год, а на нафту — на 27 млрд руб. в год, то есть в целом это ежегодно около 65 млрд руб., говорит аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук.

Эти условия Сечин предложил зафиксировать на 30 лет, говорят два источника РБК. По их словам, глава госкомпании попросил президента поручить правительству внести соответствующие поправки в Госдуму до конца сентября. На открытой части встречи с Путиным в «Ново-Огарево» Сечин сказал: «Нам нужен стабильный налоговый режим, который позволил бы планировать экономику этого предприятия минимум на 30 лет».

По словам двух собеседников РБК, с помощью стимулов компания хочет вернуть проекту доходность примерно пятилетней давности, которая в последние годы упала из-за изменения цен на нефть и налогов. Например, в 2014 году внутренняя норма доходности (IRR) ВНХК составляла 18%, а сейчас IRR новых нефтехимических проектов — около 11%, вспоминает один из них. Льготы по обратным акцизам позволят компании увеличить доходность примерно до 20% в рублях (около 16% в долларах), говорит другой собеседник.

За последние два года «Роснефть» второй раз предлагает ввести повышенные вычеты на сырье для ВНХК, утверждают два источника, близких к правительству. По их словам, в рамках предыдущих переговоров кабмин рекомендовал подготовить «более разумные» предложения.

Традиционно минимальный IRR для проектов в сегменте downstream (нефтепереработка и нефтехимия) в России составляет 10–12% в долларах США, говорит аналитик Газпромбанка Евгения Дышлюк. Показатель IRR для таких проектов считается в долларах, так как они ориентированы на экспорт, а цены на продукцию на внутреннем рынке привязаны к зарубежным, объясняет эксперт.

Одна из крупнейших в мире нефтегазовых компаний, Total, оценивает IRR своих нефтехимических проектов в разных странах (США, Алжир, Саудовская Аравия и Южная Корея) как «выше 15%». Но обычно уровень для западных компаний ниже — это объясняется в первую очередь доступом к более дешевому финансированию, отмечает старший аналитик Wood & Co. Ильдар Давлетшин. У российских проектов IRR значительно выше из-за более дорогих кредитов, а также страновых рисков, которые включают и нестабильные налоговые условия, отмечает эксперт. Но проекты в Азии (в том числе китайские), основные конкуренты ВНХК, могут изменить будущую картину в предложении нефтехимической продукции и потенциально снизить маржу проекта, добавляет он.

Желание «Роснефти» добиться более высокой доходности понятно: нефтяные компании могут инвестировать и в добычу, которая намного рентабельнее, чем переработка и нефтехимия, так что новые проекты с IRR ниже 15% они не утверждают, говорит один из источников РБК. Другая причина — желание продемонстрировать зарубежным партнерам, что государство поддерживает проект, говорит еще один собеседник РБК.

Зачем нужны обратные акцизы

Обратные акцизы правительство придумало для НПЗ и нефтехимических предприятий, чтобы компенсировать им рост цен на сырье из-за налоговых маневров. Для отдельных заводов также ввели логистические коэффициенты, которые увеличивают вычеты из бюджета в 1,1–1,5 раза. Логика такая: чем дальше завод находится от границы, тем дороже его сырье, слабее позиции на экспортных рынках и, соответственно, тем больше поддержка от государства. ВНХК планируется построить на побережье Тихого океана — близко к экспортным рынкам, но далеко от источника сырья, пересказали два чиновника аргументы «Роснефти».

Почему «Роснефть» откладывала ВНХК

О строительстве крупного НПЗ мощностью 20 млн т вблизи Находки, на конечной точке нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО), «Роснефть» задумалась еще в 2006 году, говорил в то время ее глава Сергей Богданчиков (тогда Сечин возглавлял совет директоров компании). В 2010-м компания переформатировала НПЗ в нефтехимический комплекс (ВНХК) и затем неоднократно меняла конфигурацию проекта. В мае прошлого года, после десяти лет обсуждений, она исключила проект из своей инвестпрограммы.

«Роснефть» отказалась от проекта на ₽1 трлн из-за налогового маневра

Бизнес

Проект ВНХК был рентабельным в рамках существовавшей налоговой системы, а теперь «как таковой был снят, исключен из инвестиционной программы компании» в связи с завершением большого налогового маневра, который предполагал постепенное обнуление экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты, а также рост налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), объяснял тогда первый вице-президент «Роснефти» Павел Федоров.

Еще одна причина — ручное регулирование нефтеперерабатывающего бизнеса со стороны правительства, следовало из слов Федорова. «Все слышали о соглашениях [о заморозке цен на топливо], которые были продлены сейчас на три месяца. И мы считаем не нулевыми перспективы продления этих соглашений и до конца года, и может быть, на более продолжительный период времени», — говорил он.

Тогда в Минфине заявили, что налоговый маневр в нефтяной отрасли не мог служить препятствиям для проекта «Роснефти», а, наоборот, улучшал экономические показатели реализации его первой очереди. Тем не менее нефтяная компания допускала, что вернется к проекту «при наличии привлекательных и гарантированно стабильных фискальных и регуляторных условий».

Автор:
Алина Фадеева

При участии:
Тимофей Дзядко

Источник